Моления в куале
10.08.2016 14:08

Совершая различные обряды в родовой куале, удмурты стремились добиться благорасположения божества-покровителя рода. В настоящее время в молитвах-куриськонах, произносимых на куала пырон обращаются к Инмару. Но некоторые информаторы отмечают, что в этом случае раньше обращались не к Инмару, а к покровителю рода. Так, отец одной из информаторов из д. Верхнебалтачево молился, обращаясь к воршуду Кисся: «Остэ Инмар не говорили. Молились, произнося имя куалы. Мой отец молился, обращаясь к Киссе». Как отмечает У. Хольмберг, в начале XX в. закамские удмурты в куале молились, обращаясь к инву вошшуду (ine vue vossude) .

Моления в куале посещали как мужчины, так и женщины. Но женщины при молении обычно внутрь не входили, а стояли снаружи у дверей. Им ни в коем случае нельзя было подходить к воршудной полке. Дети обычно участия в молениях не принимали. В некоторых деревнях в куале молились только мужчины. Например, информаторы из с. Шудек Янаульского района отмечают, что это сугубо мужское моление, куда женщины не допускаются. Все старшие мужчины рода входили внутрь куалы, куала утись становился перед ними и молился, обратившись лицом к югу. По сообщению Н.И. Тезякова у пермских удмуртов существовали женские моления в куале, но распорядителем обряда все же был жрец-мужчина.

Моления в куале проводил куала утись (куала кузё) - представитель рода, на которого возлагались жреческие функции. Как отмечает У. Хольмберг, должность эта была наследственной, т.е. в случае смерти куала утись на эту должность заступал его старший сын. Если не имелось наследника, то должность переходила к одному из родственников. В таком случае осуществляли перенос куалы во двор нового жреца. В этом случае переносили немного золы из очага старой куалы в новую куалу. При этом молились, чтобы инву вошшуд не сердился, что ему теперь будут поклоняться на новом месте. В молении принимали участие все семьи, входящие в данный род и приносили с собой хлеб, масло и пиво. Жрецу куала утись на молениях прислуживали тылась, следящий за огнем и два партчася, закалывающие жертвенных животных.

Культ воршуда у закамских удмуртов в наши дни почти полностью изжил себя. Только в отдельных деревнях сохранились куала или огороженные их места и проводятся обряды куала пырон. Если судить по полевым материалам, то видно, что культ родовой куалы начал угасать еще в конце 19 - начале 20 века. Так, в новых деревнях, которые были основаны в это время, родовых святилищ уже не строили. В течение первой половины XX столетия во многих деревнях провели т.н. обряды «завершения куалы» - куалаез быдтон. Когда старшее поколение было уверено, что молодые представители рода не будут продолжать их дело, то они молились в куале, что «завершают» моления и не будут больше проводить жертвоприношений, и чтобы куала не сердилась на это. Многие информаторы отмечают, что «старики завершили моления в куале, чтобы молодым плохо не было». После проведения такого обряда, возобновлять моления в куале было уже нельзя.