Обряд куала пырон
06.07.2016 11:26

Летом 1997 г. в д. Вотская Урада зафиксировано моление "куала пырон". Моление было проведено накануне гужем высь "летнее моление" у очага сгоревшей куалы. Накануне обряда хозяйка куалы из леса принесла три березовых ветки. К намеченному времени подошли высясь (жрец) и еще одна женщина, которые принесли с собой по караваю хлеба и немного масла. Все трое принадлежали к одному роду. На месте моления у очага поставили табуретку и положили на нее березовые ветки.

Было совершено троекратное обращение к богу Инмару с тремя поклонами в каждом. В первый раз высясь молился с караваем хлеба с маслом; во второй раз - с вылэ мычон "вверх возносимое", который представлял собой горбушку хлеба; в третий раз - с сюкась (квас), который, по их словам, был использован вместо сур (пива). Высясь произносил такую молитву: «Осто Великий Инмар-Кылчин! Летнее в куале моление поминая, с караваем хлеба с маслом молимся, вот. Зимнюю хвою на летнюю листву меняем, вот». Далее он просил у Инмара здоровья, хорошей погоды, хорошего урожая и т.д. Во второй раз жрец вместо слов "с караваем хлеба с маслом молимся" произнес "с вылэ мычон молимся"; в третий раз, при молении с "сюкась" - "с суром (пивом) молимся". После моления все участники вошли в дом и, по очереди, причастившись моленным хлебом и квасом, совершили молитву. "Вылэ мычон" разрешалось вкушать только мужчинам.

Естественно, что данный обряд дошел в сильно модернизированном виде. Но он сохранил основные элементы обряда куала пырон: 1) наличие березовых веток; 2) моление с хлебом с маслом, вылэ мычон, пивом; 3) специальная молитва. В д. Верхнебалтачево Татышлинского района куала пырон совершали подобным же образом, но там еще разжигали огонь в очаге.

Во время гужем куала пырон и сизьыл куала пырон (летнее и осеннее куала пырон) приносили в жертву хлеб, масло, пиво и производили замену веток: летом еловые на березовые, осенью - наоборот. Старые ветки сжигали на очаге. Ветки для обряда каждый год брали только с одного и того же дерева. Еще Н.П. Рычков писал, что «Они хранят только одно дерево, стоящее в дремучем лесу, которое избрав их прародители назвали Модором, и потомки их довольствуются ветвями на них вырастаемыми». В обряде употребляли по три или пять ветвей березы или ели.

В куале кроме бескровных, совершали и кровавые жертвоприношения - ви-ро сётон. Например, в первый день Быдзынал-а в некоторых деревнях Татыш-линского, Янаульского и Бураевского районов в родовых куала совершали жертвоприношение гуся. О жертвоприношении в родовых куала гусей, уток и крупных животных упоминают Н.И. Тезяков, Ю. Вихманн и У. Хольмберг . Н.П. Рычков также отмечает, что в куале ежегодно жертвовали молодого теленка, уши которого клали на алтарную полку. В д. Мамады Бураевского района во время моления на Быдзынал в качестве жертвы оставляли монеты, вкладывая их в трещины бревен куалы.

Весь цикл жертвоприношений в куале совершался не во всех деревнях, в некоторых молились только на Быдзынал, в других проводили гужем и сизьыл куала пырон, или только один из них. Причем сроки их заметно варьировались, но обычно их проводили после завершения весенних и осенних полевых работ, перед общедеревенскими общественными молениями. Некоторые информаторы отмечают, что, не проведя куала пырон, молиться нельзя. Татышлинские удмурты летнее моление в куале проводили в Семык (Семик). Бавлинские удмурты также проводили куала высь "моление в куале" два раза в году: летнее на Петров день и осеннее на Покров. На гужем зуон (Петров день) приносили в жертву барана, на Покров – гуся или утку.