Почитание Нюлэсмурта у северных удмуртов
15.09.2016 10:31

Более низшее положение по сравнению с божествами занимали духи-хозяева природных стихий и объектов (лес, водоемы, ветер и т.д.) и духи-покровители «одомашненного» пространства (изба, хлев, баня, двор). Представления о них у удмуртов находят прямые аналогии в мифологии бесермян, марийцев, мордвы, коми, чуваш, славянских народов.

В удмуртской мифологии подобные существа обозначаются теонимами, образованными путем прибавления к названиям «покровительствуемых» ими объектов слов-определителей: мурт - человек, кузё - хозяин, пери - злой дух, например, нюлэсмурт - леший, букв. «лесной человек»; коркакузё - домовой, букв.: «хозяин дома»; миньчопери - банный, букв.: «злой дух бани». По мнению В.Е. Владыкина, первоначальные удмуртские теонимы на -мурт (человек) уступили место теонимам на -кузё (хозяин), что связывается с процессами социальной дифференциации в удмуртском обществе . Под влиянием мусульман возникли теонимы на -пери.

Нюлэсмурт/Нюлэскузё/Нюлэспери - леший. У удмуртов, как народа, обитающего на территориях произрастания лесов, и в хозяйстве которых значительную роль играла охота, не могли не сложиться представления о духе-хозяине леса. У северных удмуртов он являлся одним из главных божеств пантеона, в честь которого устраивали всевозможные жертвоприношения. По мнению Г.Е. Верещагина, «первый и самый главный бог в плеяде языческих богов у глазовских вотяков - бог лесов и ветра». В представлении удмуртов Глазовского уезда Нюлэсмурт, или как они его называли Бацым Нюня (Старший Брат), Нюлэс Нюня (Лесной Брат), вырисовывается в виде человека огромного роста («голова его стоит на одной вышине с самыми высокими деревьями его леса»), живет он в лесу, где имеет свою жену и хозяйство.

Особо его почитали охотники, т.к. считалось, что звери в лесу находятся в его ведении, и при благорасположенности к людям он нагоняет в леса множество дичи. Но, если его прогневить, то он лишает охотника удачи, или «в наказание, уносит и водит по любимым им местам». Летом и зимой Нюлэсмурты играют свадьбы: завалы леса после смерча считались дорогой, где прошел их свадебный поезд. Его прогулкам всегда сопутствует сильный ветер. Так же в его ведении находился скот, который северные удмурты выпускали на вольный выпас в лесу или же в огороженные поскотины, устроенные в лесу. Поэтому благополучие скота зависело от воли Нюлэсмурта. Существовал запрет называть его по имени, поэтому использовали иносказательные обращения, например, Кыдёкысь (Дальний), Педло палась (Из глубины [леса]), Ачиз (Сам) и т.д.

Нюлэсмурту полагалось приносить различные жертвы. Еженедельно устраивали сион поттон (вынос пищи): у полевой изгороди ему оставляли блины, испеченные без соли. Глубокой осенью, после того, как загоняли скотину в стойла, устраивали пирдан сётон (принесение приданого) в благодарность за благополучие домашних животных. В лесу приносили в жертву гуся или тетерева. Голову птицы, часть мяса от правого бока, горбушку хлеба, кашу, старую деревянную ложку складывали в жертвенную коробочку и оставляли под деревом. Специальные жертвоприношения устраивали также охотники с целью обеспечения удачи на охоте. Подобные представления о Нюлэсмурте и, отчасти жертвоприношения, посвященные ему сохраняются у северных удмуртов и в настоящее время.