Авторизация





Сущность Инмара
17.09.2013 15:49

Как отмечал Н.П. Рычков, удмурты Уфимской провинции считали, что верховный бог живет на небе («коего жилище кладут они на небесах»). Н. Тезяков писал, что Инмар вместе со своей матерью живет на солнце. Вероятно, первоначально Инмар воспринимался как само небо, небосвод.

Большое значение для анализа сущности Инмара представляют эпитеты и слова-обращения, употребляемые в молитвах - куриськонах. Обычно тексты молитв начинаются с обращения к Инмару такого типа: «Ей остэ! [Мой] Светлый, Милый/Дорогой, Великий Инмар!», «Эстэ, [Мой] Великий, Благой Инмар». В одном куриськоне обращение к Инмару имеет очень поэтичное выражение: «Остэ Инмар-Кылчин, Великий Инмар-Кылчин, Солнечно-Лунный Инмар, Небесная Звезда».

Все куриськоны начинаются со слова-обращения - осто/остэ/эстэ, изредка также употребляется слово козма (например, «Остэ козма Иммэрэ»). Как отмечает В.Е. Владыкин, смысл этих важных, опорных слов уже не удается удовлетворительно расшифровать. По мнению В.В. Напольских, осто - слово, обозначающее призыв к богу и первоначально имело значение - «верховный, всевышний». Ю. Вихманн значение слова «козма» передает как «благословить».

Исследователями было выдвинуто множество этимологий слова «Инмар». Наиболее поздними по времени являются гипотезы М.Г. Атаманова и В.С. Чуракова. По мнению М.Г. Атаманова, слово двусоставное: первая часть древнеудмуртское инмин 'небо', имеющее финно-угорские корни; вторая часть связана с булгарско-чувашским ар 'человек, муж, мужчина' . В.С. Чураков, опираясь на Б.А. Серебренникова, считает вероятным, что в слове Инмар сохранился суффикс, восходящий к прауральскому суффиксу отыменных существительных.

В.Е. Владыкин, развивая идею А.И. Шегрена, считает возможным, что более древнее название божества звучало как Илмер, при этом ссылается на Н.П. Рычкова, зафиксировавшего именно такую форму теонима. Но, скорее всего, тут мы имеем дело всего лишь с ошибочной записью. Сравните в этом плане Намар П.С. Палласа. Как считает Т.Г. Миннияхметова, переводчиками ученых-путешественников XVIII столетия являлись сопровождавшие их башкиры, в той или иной степени владевшие русским языком (удмурты, следует полагать, владели башкирским языком), что отразилось на характере записи удмуртских терминов. Тут необходимо еще заметить, что более ранние записи (дневниковые записи Д.Г. Мессершмидта, 1726 г.), уже фиксируют формы, близкие по звучанию к современному: Ingmar, Iinmar, Ienmar.