Древние удмурты в письменных источниках
12.10.2011 10:58

Удмурты сравнительно поздно попали на страницы письменных источников. Даже в «Повести временных лет», где с достаточной для того времени полнотой перечисляются все известные тогда народы, о них нет никаких упоминаний. Это объясняется, вероятно, тем, что тогдашние историографы прямых сведений об удмуртах не имели, а получали их через посредников, возможно, через пермян, может быть, и не дифференцируя их между собой. Таким образом, пермь, по-видимому, некоторое время служила общим, собирательным этнонимом для пермских финнов, в том числе и предков удмуртов. Что касается непосредственно удмуртских этнонимов, то самые ранние из них (XII в.) содержатся у арабских авторов. Абу Хамид ал-Гарнати, путешественник и миссионер, писал в 1136 г.: «А у него (Булгара) есть область, жители которой платят харадж (налог — авт.), между ними и Булгаром месяц пути, называют ее Вису (по-видимому, Весь — авт.). И есть другая область, которую называют Ару, в ней охотятся на бобров и горностаев, и превосходных белок... И идут от них чрезвычайно хорошие шкурки бобров».

Под Ару многие исследователи подразумевают землю аров — южных удмуртов. С XIII в. об удмуртах сообщают и русские источники. В частности, в «Слове о погибели Русской земли» говорится: «Буртаси, Черемиса, Веда и Моредва бортничаху на князя великого Володимера». Веда (Вяда) закономерно ассоциируется с Ватка — северными удмуртами. Первое летописное упоминание об удмуртах относится к 1379 г., в нем говорится о походе вятской рати в Арскую землю. С этого времени летописные сообщения, относящиеся к удмуртам, уже не редкость.

Обновлено 12.10.2011 10:59