Свадебные обряды в прошлом
12.10.2011 15:08

Собственно свадьба состояла из двух частей, выполнявшихся с большими интервалами: пира в доме невесты (сюан) и в доме жениха (ярашон, бд-рысь, келись). Порядок их зависел от того, увозилась ли невеста в дом мужа непосредственно после сговора до свадебного пира или же сразу со свадебным пиром. В первом случае после увоза невесты (ныл нуон) проходил ярашон, затем она возвращалась домой (берен пукон) и готовила приданое, потом уже устраивали сюан — окончательный увоз невесты к мужу. Купание молодой и испытание ее хозяйственных способностей проводились в этом случае в обряде ныл нуон. Если же невеста после сговора оставалась в родительском доме, то сначала проводили сюан, потом — ярашон.

В назначенный день женихова родня (сюанчи) по приглашению отца собиралась в их доме. После небольшого угощения и напутствия провожающих они без жениха отправлялись за невестой. Свадебный поезд возглавлял назначенный отцом жениха, не едущим на свадьбу, старший поезжанин — бадзым ваись. В доме невесты их встречали у крыльца с угощением (обычно хлеб с маслом, мед, «хворост»). Родственники невесты собирались по прибытии поезда от жениха. Поезжанам представляли тысяцкого (тдро), которого сажали в красный угол на подушку.

После угощения исполнялся обряд гур сётон. С этого момента до отъезда поезжане должны были петь почти непрерывно. Удмуртские свадебные песни очень образны, самобытны. Мелодии свадебных песен, исполняемых в доме невесты и жениха, различны, и смешение их могло вызвать неодобрительный смех. Свадебные мелодии имеют и локальные различия.

Через некоторое время тысяцкий вел их угощать к себе, затем поочередно ко всем родственникам невесты — участникам свадьбы. Гуляние продолжалось всю ночь. Наутро приезжал жених с другом и гулял вместе со всеми. Лишь посетив дома всех родственников невесты, они собирались уезжать. В этот момент прятали невесту и жених должен был ее найти. После этого выполнялся драматический обряд прощания невесты с родительским домом, сопровождавшийся пением прощальной песни (ныл келян гур). Выносили ее приданое и сюанчи уезжали, увозя невесту.

Родители жениха встречали поезд у ворот. Под ноги невесте клали подушку или половик. Ее вели в избу и сажали на женской половине, укрыв шалью. Поезжане отчитывались о своей поездке перед родителями жениха и, уложив спать молодых, расходились. На другой день собирались на обряд купания молодой (ксн пылатон), перед которым ее переодевали в женский наряд.

Если сюан проходил, скажем, в рождество, то ярашон (бдрысь, келись) назначался на масляной неделе. Он начинался в доме жениха, потом шли к тдро, затем ко всем родным жениха. Поезжане от невесты вели себя шумно, вызывающе: грозились «проломить» пол, разбирали каменку в бане, дымоход на крыше дома, заводили в избу скотину, «грозясь» ее зарезать, пилили и кололи в доме дрова и т. д. Перед отъездом жалобным пением доводили невесту до слез. Молодая могла навестить своих родителей первый раз не раньше, чем через три дня и только с мужем.

После свадьбы совершались взаимные визиты родителей молодых. В некоторых районах в обычае был обряд кубо нуон, состоявший в том, что дядя невесты дарил ей прялку. В Игринском районе перед сенокосом мать дарила ей косу-литовку и грабли — обряд мажес нуон. В первый день сенокоса исполняли обряд сялтым — купание молодой в реке. Осенью она с мужем и его родителями ехала за обещанной в приданое скотиной. На этом свадебный цикл завершался.